Очевидный провал уличных акций – митинга на Пушкинской площади и пикетирования Останкино – направленных против телеканала НТВ, выпустившего 15 марта фильм "Анатомия протеста", в котором участники декабрьских митингов были представлены как купленная по дешевке массовка, - так вот, провал этих акций вынудил оппозицию искать иные, более действенные способы давления на телеканал.

"Митинги – оружие девятнадцатого века", - написал Дмитрий Чернышев (mi3ch) в своем блоге, - "В толпе люди глупеют … Мне не нравится, когда выступающие надсаживаются с трибуны. Во время крика человек не в состоянии сказать что-то умное. Особенно учитывая, что есть гораздо более эффективные способы коммуникации". Он предложил придумать какой-то другой способ, который позволит мирно демонстрировать свои убеждения, не собирая при этом толпу людей в одном месте и не нарушая закон.

Спустя два дня "мозгового штурма" такое средство было найдено – и это не забастовка, как предлагали многие, которая бы ударила, прежде всего, по своим, а бойкот. Бойкот рекламодателей. "Представьте себе директора какой-нибудь крупной компании "Какое-то молоко", который, грубо нарушая законодательство, под угрозой увольнения, заставляет своих сотрудников выходить на митинг в поддержку одного из кандидатов. А теперь представьте общенациональную компанию по бойкоту продукции этой компании - с пикетами, листовками, и наклеиваниями стикеров на пакеты молока - руководство этой компании грубо нарушает закон. Покупатели от этого ничего не потеряют - возьмут другие молоко и сметану. А вот удар по бизнесу "Какого-то молока" будет нанесен сильнейший… Вплоть до разорения", - живописует mi3ch новый способ борьбы.

Идея бойкота была встречена блогерами с энтузиазмом. Сразу же был составлен длинный "позорный" список рекламодателей НТВ, куда вошли и такие монстры бизнеса как Ford и Coca-Cola. Известный актер Станислав Садальский предложил, например, не употреблять продукцию Procter&Gamble: "У "Проктер энд Гэ" есть право размещать свою рекламу хоть в навозной куче (которой НТВ и является), а у граждан есть право призывать к бойкоту кампаний… правильно?"

Но у нового метода нашлись и свои противники - они приводили в пример провалившийся бойкот заправок "ЛУКойла", после скандальной аварии на Ленинском проспекте 2010 года с участием автомобиля вице-президента компании Анатолия Баркова. Не смотря на то, что бойкот "ЛУКойла" был достаточно масштабной - по меркам рунета - акцией, с собственной символикой (ленточкой и наклейками), мало-мальски ощутимого вреда компании он нанести не смог. Как, с некоторым злорадством, заявляли в пресс-службе "ЛУКойла" - в отдельные дни акции даже наблюдался рост продажи бензина.

Дмитрий Чернышев настаивает на том, что причина неуспеха в том, что для "ЛУКойла" заправки - это не более 5% оборота. Другое дело товары массового потребления, где счет идет на доли процента! Что же, возможно блогеры и правда нащупали новую болевую точку, посредством которой можно давить на власть – по крайней мере, Procter&Gamble уже выпустил заявление, в котором осторожно попросил не втягивать компанию в политику, отметив, что всячески приветствует "права граждан на свободу высказываний и выражения своей позиции".

Но главным вопросом, на наш взгляд, по-прежнему, остается массовость подобной акции. Любой бойкот эффективен только в том случае, если его поддерживает значительная часть людей –  значительно большая, чем русскоязычная аудитория ЖЖ и Твиттера.

Удастся ли этой акции перешагнуть пределы интернета? А если удастся, готовы ли сотни тысяч домохозяек изменить своим потребительским привычкам ради митинговавших на Болотной? Вопрос не праздный. Ведь это как раз та аудитория, которая смотрит телевизор, а не сидит в блогах, а, значит, подвергается воздействую противоположной пропаганды – где гарантии, что их симпатии на стороне "сетевых хомячков"?