С того момента, как в российском МВД была проведена переаттестация, а все прошедшие ее милиционеры стали именоваться полицейскими, прошло уже более полугода. За это время наш народ уже привык к новому внешнему облику защитников правопорядка, к надписям "полиция" на бортах автомобилей с мигалками, и новым телевизионным сериалам, в которых отважные сотрудники полиции предстают перед зрителями, как образцы морали и неподкупности. К сожалению, реальная жизнь оказывается гораздо прозаичней.   

Со своей проблемой, в которой не последнюю роль сыграли действия сотрудников полиции, в Zastupnik.org обратился житель Таганрога, майор запаса, военный летчик первого класса истребительно-бомбардировочной авиации Ананьев Борис Гранитович. Вечером 4 февраля в его комнату в общежитии ворвались трое граждан, которые избили пенсионера и собирались убить, преступникам помешали соседи Бориса, вырвавшие его из рук злоумышленников. Полиция все это время бездействовала, наряд прибыл на место происшествия лишь через 4 часа после вызова, когда бандиты уже были нейтрализованы. Вдобавок ко всему, Борису Ананьеву еще и отказали в возбуждении уголовного дела на его обидчиков.

Что делать?

Если Вы пострадали от незаконных действий сотрудников правоохранительных органов:
1.Обратиться в Управление собственной безопасности МВД
Подробнее

А теперь все по порядку. Злоключения военного пенсионера начались около года назад, когда после тяжелой болезни он вернулся домой и обнаружил пропажу своей собственности – санок "Аргамак". Через некоторое время он обнаружил, что его санками пользуется гражданин Рупета, знакомый Бориса Ананьева, который помог ему приобрести компьютер, оформив на себя кредит.

Свою задолженность пенсионер выплачивал напрямую, перечисляя деньги в кассу кредитной организации, с помощью которой был приобретен компьютер. Это, по словам Бориса Ананьева, очень не понравилось гражданину Рупете, тот вел распутный образ жизни и хотел "пропивать" эти деньги. Борис Гранатович на такой шаг пойти не мог, и это вызвало ссору между знакомыми. В итоге Рупета похитил санки пенсионера.

В ответ на это Борис Ананьев обратился в правоохранительные органы. Участковый инспектор в присутствии пенсионера изъял санки у Рупеты, и забрал их в качестве вещественного доказательства на временное хранение. Однако уголовное дело возбуждено не было, и полицейский в течение полутора месяцев пользовался собственностью Бориса Ананьева в своих целях.

Узнав об этом от знакомых, Борис Гранатович обратился к участковому с просьбой вернуть ему изъятое имущество, но тот отказался, объяснив, что санки изъяты как вещдок. Тогда пенсионер пошел в прокуратуру и написал жалобу, после чего санки действительно вернулись на хранение в отделение полиции. Сейчас следователь прокуратуры пытается вернуть "Аргамак" законному владельцу, но принципиальный Борис Ананьев отказывается их забирать до тех пор, пока делу не дадут ход.

По всей видимости, гражданин Рупета сильно разозлился на Бориса Ананьева и решил отомстить пенсионеру, иначе то, что произошло далее не объяснить. Вечером 4 февраля в 22 часа 15 минут, Рупета вместе с двумя "товарищами", один из которых ранее уже был судим, приехали в общежитие, где временно проживает Ананьев, и используя ненормативную лексику начали ломиться в дверь, требуя от пенсионера впустить их. Дверь в комнату была не заперта, но пенсионеру удалось закрыть её и удержать, не пустив злоумышленников внутрь. В этот же момент Борис Ананьев одной рукой набрал на сотовом телефоне номер экстренной связи. На другом конце трубки повисло молчание…

"Реально опасаясь за свою жизнь, в 22:16 я позвонил я по номеру 02. На мое "алло" дежурный прервал звонок. Я сразу же перезвонил, и услышал нравоучения, с чего надо начинать и почему я открываю дверь и не имею дверного глазка. В конце разговора дежурный принял вызов и обещал выслать дежурный наряд", - вспоминает пенсионер те драматические события.

Наряд так и не приехал. Преступники продолжили попытки проникнуть в комнату Бориса Гранатовича. На просьбы освободить входную дверь, сыпались угрозы убийства. Услышав крики, в коридор общежития вышли соседи и потребовали прекратить произвол. Рупета сотоварищи, испугавшись военнослужащих, на время стихли и удалились.

Около 2 часов ночи злоумышленники вернулись и ударами ног выбили дверь в комнату Бориса Ананьева. Все что происходило далее, напоминало кадры из плохого кино 90-х годов. Военный пенсионер оказался в окружении трех крупных, вооруженных людей.

"Высокого роста, как потом выяснилось неоднократно судимый, гражданин выхватил из рукава огромный нож и подставил к моему горлу. Рупета и второй, молодой, мне неизвестный, стали меня избивать. После нескольких ударов Рупета взял нож у высокого и приставил к моему животу со словами: "Мы тебя предупреждали". Остальные говорили ему, чтобы он меня грохнул. В это же время высокий ногой нанес мне удар по левой части головы. Сконцентрироваться я не мог - все внимание было обращено на нож", - рассказывает Борис Гранатович, - "Соседи пытались открыть мою дверь, но высокий заблокировал ее. Я криком предупредил соседей, что у них нож, чтобы не входили".

После этого соседи начали вызывать полицию, звонили четыре раза, но наряд всё не приезжал. Тем временем избиение пенсионера продолжалось. "Молодой выхватил у Рупеты нож со словами: "Я его кончу". Это было выкрикнуто так, что Рупета сам испугался и на время придержал замахнувшегося рукой. Воспользовавшись временным сопротивлением между двумя нападавшими и уходя влево от наносимого удара, я оттолкнул длинного от двери, в это же время с другой стороны сосед открыл дверь и за шиворот вытащил меня из комнаты, заблокировав в комнате нападавших", - говорит Борис Ананьев о своём спасении. Поняв, что наглухо заперты, преступники начали громить в комнате все, что попадалось под руку.

В 2 часа 30 минут наряд из двух полицейских все-таки прибыл, через полчаса после первого звонка соседей в полицию. Пенсионер рассказал полицейским о случившемся и предупредил, что у злоумышленников имеется нож. Достав из кобуры пистолеты, полисмены ворвались в комнату, обнаружив там двоих преступников, третий выпрыгнул из окна. С собой у наряда полиции оказался только один комплект наручников, которые они надели на одного преступника, а второго положили рядом. Дальнейшие действия правоохранительных органов вызвали у военного пенсионера глубокое возмущение.

Прибывший наряд документально оформил происшествие, как административное нарушение. На убеждения Ананьева о том, что преступники взяты на месте преступления, что они незаконно ворвались и разгромили всю комнату, угрожали ему смертью, приставляли нож, и соседи могут это засвидетельствовать, полицейские ответили, что они не имеют полномочий по-другому оформлять, а квалифицировано преступление будет уже в участке.

Далее, по словам Бориса Ананьева, полицейские сделали все, чтобы не дать этому делу ход. Так, старший лейтенант полиции, не представившись, составил протокол, даже не задавая пенсионеру вопросов, и попросил подписать. Ананьев отказался подписывать не читая. Тогда полицейский протянул ему протокол для ознакомления, но читать Ананьев не смог в силу полученных травм.

"Он сказал, чтобы я подписал, что меня давно ждет скорая. Тогда я подписал. Дальше он заявил, что необходимо подписать два листа, каких, я не видел и не понимал. Потом он попросил принести ему нож. Я удивился и ответил, что там отпечатки пальцев. Он сказал, что это только в кино, и на самом деле на гладкой поверхности отпечатков не остается. Несмотря на все сказанное, я зашел в комнату, взял пакет и изнутри пакета, не касаясь ножа руками, положил его внутрь пакета. Потом полицейский дал чистый лист бумаги и сказал расписаться на нем, что на этом листе он потом опечатает вещественное доказательство и добавил, что я могу ехать в больницу", - вспоминает Борис Ананьев, - "Я попросил осмотреть комнату, у меня нападавшими был силой забран компьютерный планшет. На это старший лейтенант мне ответил, что уже все осмотрел и спросил: "Кто может подтвердить, что у нападавших был в руках нож?". Я ответил, что не разговаривал с соседями и не могу знать, что кто видел. После этого сотрудник полиции заявил, что раз нет свидетелей, то и возбуждать дело об угрозе моей жизни не будут".

Действительно, уже 5 февраля злодеев отпустили, инкриминировав им всего лишь нецензурные выражения в общественном месте. Узнав об этом пенсионер был шокирован, он опасается, что злоумышленники от него просто так не отстанут. Теперь Борис Ананьев намерен всеми возможными способами добиваться возбуждения уголовного дела против нападавших на него граждан. Также Борис Гранатович настаивает на том, чтобы в отношении всех тех сотрудников правоохранительных органов, что преступно бездействовали, не приходя в нужный момент на помощь, а потом еще и допустили, чтобы опасные преступники вышли на свободу безнаказанными, должна быть инициирована служебная проверка на соответствие занимаемым должностям.

Мнение юриста: "В соответствии с Федеральным законом "О полиции" действия (бездействие) сотрудника полиции, нарушающие права и законные интересы гражданина, государственного и муниципального органа, общественного объединения, религиозной и иной организации, могут быть обжалованы в вышестоящий орган или вышестоящему должностному лицу, в органы прокуратуры Российской Федерации либо в суд.
Таким образом, рекомендуем, учитывая обстоятельства произошедшего, обратиться заявителю с жалобой на бездействие сотрудников полиции в Департамент собственной безопасности Министерства внутренних дел Российской Федерации, а также в областную прокуратуру".

Видимо у полицейских накопились свои претензии к Борису Ананьеву за его принципиальность в деле о похищенных санках, иначе то, что наряд полиции не мог приехать более 4 часов объяснить трудно. Как показывают такие случаи далеко не все сотрудники МВД стали умом, честью и совестью нации переодевшись в новую форму. В полиции сохранились многие милицейские атавизмы, в первую очередь это палочная система, но в данном случае речь идет скорее о другом, о ненадлежащем отношении конкретных полицейских к собственной работе. На фоне такой апатии и нерешимости сотрудников правоохранительных органов мы имеем все шансы обзавестись еще не одной новой Кущевкой.