Противостояние экологов и администрации подмосковного Троицка продолжается. 26 мая горожане отметили день города, а защитники природы продолжили собирать подписи против незаконной застройки 460 гектаров леса. Zastupnik.org взял интервью у члена Общественно-экологического комитета "Наш город" Ирины Урюпиной.

- Расскажите, с чего все началось?

Ситуация у нас исключительная, в 2009 году был принят Генеральный план города, в котором на части земель лесного фонда, а его у нас в границах города Троицка 430 гектар, указаны объекты капитального строительства местного значения. Помимо социально-значимых объектов – школа, детский сад, есть территории, отведенные под гаражную застройку, автовокзал, гостиницу, много торгово-развлекательных комплексов, все это планируют построить на месте леса. Общая масса застройки, около 60 Га.

- А как к этому Генплану отнеслись экологи?

Все время пока этот план готовился с 2006 по 2009 годы наши "зеленые" протестовали. Поскольку нам было обещано провести Генплан в законных рамках, мы на этот генплан согласились. Какая-то часть в нем была указана под застройку леса. Мы "зеленые" зная, что любое строительство на землях лесного фонда  должно согласовываться через правительство, так как эти земли принадлежат Гослесфонду, и имеют статус федерального значения, понадеялись на то, что согласно пункту 1 статьи 25 Земельного кодекса, перевод федеральных земель в муниципальные должен осуществляться решением правительства, а оно не передаст эти земли под застройку.

В результате на словах городская администрация объясняла нам, что документы отправлены "куда надо", тем не менее, через некоторый период администрация начала издавать распорядительные документы на проекты планировки на 22 Га, еще на 18 Га, мы видим, что даются акты, акт выбора на 2 Га на гостиницу, на торговые центры на территориях лесфонда.

Мы все это видем и удивляемся, раз пошли уже документы правоустанавливающие застройку юридическим лицам, значит, план наш уже согласован. И ровно год назад, в мае 20011 года, мы, инициативная группа граждан, написали мэру города письмо, где по пунктам все разнесли: "Уважаемый, Виктор Владимирович Сиднев, просим пояснить, в какие даты Генеральный план рассматривался уполномоченными органами, Федеральным Агентством лесного хозяйства. Кто исполнители, какие приняты заключения, акты?". То есть, мы хотели узнать, как правительство оценило наш Генплан, с точки зрения распоряжения землями лесного фонда, ведь собственник, Российская Федерация, должна дать добро, раз мы уже начинаем этими землями пользоваться.

На что от главы города мы получаем ответ: "Граждане, не волнуйтесь, все сделано в соответствии с законом". И ни одного ответа по нашим 10 пунктам. Тогда мы подали заявление в прокуратуру, ссылаясь на законодательство о деятельности органов местного самоуправления и о предоставлении гражданам информации, это 69 ФЗ и 8 ФЗ. Прокуратура нам  отвечает: "Да, мы главе направили постановление, он ответит вам по существу". И глава ответил по существу, этот момент и стал ключевым для нашей текущей деятельности, он заявил: "В материалах, отправленных в правительство, мы не указывали, что собираемся пользоваться землями лесного фонда. И мы не спрашивали согласования на изменение границ лесного фонда, на включение в границы населенного пункта. На что получили ответ от Министерства регионального развития – "раз вы в своем Генплане на федеральную землю не претендуете, значит ваш Генплан не требует согласования".

Таким образом, мы получили два уникальных документа, которые говорят, что наш Генплан, по сути пустышка. Он утвержден правительством Московской области по всем пунктам, которые требуют согласования с правительством Московской области, но есть одна загвоздка, областное правительство не уполномочено распоряжаться землями лесного фонда. То есть в тех частях, которые касаются области – дороги, ЖКХ, здравоохранения, образования, - это да, а вот лесфонд остался под вопросом. Но им пользуются.

- А в суд вы обращались?

Да, это стало поводом подать заявление в суд в октябре 2011 года. Истцом в суде выступил Гагаев Александр Леонидович, а я выступила его представителем. Суд исследовал письмо главы города и ответ из Минрегиона, мы принесли кучу доказательств, карты с разметкой земель, где штрихом указано, что это земли лесничества, предназначенные к переводу для размещения объектов капитального строительства местного значения. Мы получили очень интересное решение суда, он никак не хочет читать наши доказательства и делает вид, что Генплан действительно не содержит никаких объектов на землях лесного фонда. А сам лесфонд, как был нетронуто девственным, так и стоит. Хотя было приложено громогласное письмо от руководителя Подольского лесничества, господина Тишина, где он пишет жалобу в Рослесхоз на то, что глава города Троицка возомнил, что после утверждения Генплана, теперь все 430 Га лесфонда являются землями населенного пункта, и пользуется ими вовсю, отдавая распоряжения.

Тишин к письму приложил список распоряжений главы города, относительно строительства на землях лесфонда – строительство торговых центров, жилищное строительство, 20 Га туда, 20 Га сюда, итого суммарно на 60 Га. Это письмо было направлено Тишиным год назад, мы тоже писали уйму писем в Рослесхоз, который на все письма нам отвечает примерно в таком ключе: "Лес – это хорошо".

Проблема в том, что мы не можем подать в суд на администрацию города, так как мы не являемся правообладателями участков. Должен быть правообладатель, на чьей земле администрация Троицка ведет застройку, это Рослесхоз, но им как-то все равно, сроют на их земле что-то или нет. Теперь мы думаем подать иск на Рослесхоз, так как он не выполняет своих обязанностей собственника по надзору за принадлежащей ему землей и тем самым происходит нарушение земельного законодательства. Но сейчас мы вряд ли уже подадим иск, так как с 1 июля полномочия Мослесхоза передают в ведение областного правительства, и пока будет идти судебная волокита, ответчик поменяется. Посмотрим, как поведет себя новая структура, тем более, что мы административно переходим к Москве.

- На Ваш взгляд, после присоединения Троицка к Москве, что-нибудь изменится?

По всем принятым документам, с момента принятия решения о присоединении Троицка к Москве, вот уже почти за год, Мосгордума выдала множество распоряжений обещающих сохранить полномочия органов местного самоуправления, а значит, наш Генплан, вряд ли   изменится. Но что будет с лесом? Лес же все равно не принадлежит местной администрации, но наша власть с момента принятия Генплана говорит, что это не лес, а земли населенного пункта.

Наша администрация, после принятия Генплана, без согласования с Федерацией, пошла и зарегистрировала в Кадастровой палате все эти земли, как земли населенного пункта, все 430 Га. Собственник земель Рослесхоз, не смотря на это, опять молчит. Вы понимаете, это же идет чистая персонализация. Любой наш орган власти, в том числе и федеральной, держится на персоналиях, с которыми все и договариваются, а те в свою очередь молчат.

Мы писали запросы в Рослесхоз, чтобы узнать имеются ли у них в собственности земли на территории нашего города, нам ответили, что по материалам лесоустройства имеются, и их никто из лесного фонда не изымал и не отчуждал. А наша администрация, не согласовывая с федеральной властью, пишет, что это не лесной фонд, а земли населенного пункта.

- А раньше строительство на территории леса велось?

Да, пока был СССР, у нас тут строительством руководил Академстрой, строили жилье для сотрудников, социальные объекты, все в окружении леса, с целыми лесными кварталами, но с распадом Советского Союза строительство прекратилось. В конце 90-х в городе появились инвесторы, которым стали выделять любой клочок, и когда все эти клочки свободные были розданы, наш предыдущий мэр начал потихоньку рисовать свои проекты застройки лесного фонда. Вот тогда и образовался наш "Общественно-Экологический Комитет". С 2001 года так и судимся, но суды мы практически все проигрываем, потому что гражданам продавить административный ресурс очень сложно. Природоохранный прокурор, привлеченный в наше дело, задружился очень быстро с застройщиком и так далее.

Потом мэром города стал Виктор Сиднев, он был оппозиционер, поддерживал экологов, боролся за сохранение леса, даже приезжал к нам на суды, а когда его избрали, буквально через 4 месяца, став уже членом "Единой России", он начал проектировать свой Генплан, согласно которому, леса должны быть отданы под застройку.

После этого мы решили организовать референдум, собрали необходимое количество подписей, прокуратура несколько раз оспаривала его проведение, но он состоялся, явка была огромная – 35%. При этом надо учесть, что это был обычный выходной день, ни с какими выборами он не был совмещен, а людей пришло очень много. Но, не смотря на огромную явку, на то, что 9466 горожан пришли и проголосовали за сохранение леса, а это больше 1/3 от всех горожан, референдум не был признан, так как до 50% явки мы не дошли.

После референдума администрация поутихла, прошло несколько лет, и они снова начали верстать свой Генплан, и к 2009 году закончили над ним работать, сейчас они распределяют земли, а мы продолжаем бороться за чистый воздух для наших горожан. С 2006 года мы издаем свою газету. Город единодушен в отношении лесного фонда, мы все тут друг друга понимаем, а вот местная власть горожан понимать не хочет, категорически нарушает закон, куда бы мы не писали, мы отовсюду получаем отписки, и это самое ужасное.

- А куда обращаетесь?

Ну Следственный комитет знает, что план не согласован с правительством, а собственник не проявляет интереса к своим лесным угодьям. Следственный комитет отвечает нам, что перевел наш запрос в Генпрокуратуру, Генпрокуратура пишет, что перевела запрос в областную прокуратуру, областная, в свою очередь спускает на местный уровень. Местная же нам не пишет ни да, ни нет, сидит ровно на месте и пытается никому не мешать.

Дальше мы пишем в Счетную палату, жалуемся на Федеральное Агентство лесного хозяйства, которое мы пытаемся оживить уже год, и объяснить, что на их земле тут происходит. Счетная палата неплохо работает, но она ответила, что не занимается в данный момент такими проверками, и переправила наш запрос в Генпрокуратуру. Генпрокуратура опять повторила все свои действия, спустив наш запрос в низшие инстанции. В результате выхода годного – "0".

Природоохранная прокуратура тоже молчит, говорят – зовите, когда начнется вырубка. А пока у нас не начали вырубать, сейчас пока просто принимаются документы, передачи леса под застройку.

- Но ведь и Дмитрий Медведев, и Сергей Собянин обещали, что лес трогать не будут?

Да, но у нас по материалам здесь земли лесного фонда, это только наша администрация считает их своими и раздает под застройку. На присоединенных к Москве землях 30% это федеральные земли лесного фонда, и сама Москва не может ничего с ними делать. Перевод таких земель происходит только через постановление правительства, а таких решений нет.

Когда принимались решения о создании "Большой Москвы", то и Собянин, и Путин, и Медведев, говорили, что земли лесного фонда будут всячески оберегаться, они останутся "зеленым поясом" Москвы. Все мы заинтересованы в сохранении лесов, если в результате проект присоединения территорий их погубит, то этот проект не для людей.

Москва сейчас занимается инвентаризацией входящих земель, естественно он должен знать, что он получает, не только по бумагам, но и в действительности. Комитет по имуществу получая здание, должен убедиться, что здание на земле стоит. Есть земельный департамент, который должен проверять, что есть на бумагах, а что в реальности. Гринпис говорит, что Департамент по природопользованию Москвы, возглавляемый Антоном Олеговичем Кульбачевским, будет заниматься вместе с Федеральным Агентством лесного хозяйства, приемкой земель лесного фонда, и инвентаризировать их.

По бумагам лесоустройства, наш лес является собственностью Рослесхоза, и примет его Москва, я так считаю, как лесфонд.

- Не опасаетесь, что после вхождения в Москву, все станет еще хуже?

На мой взгляд, Москва сейчас должна будет разработать специальную документацию, исключительно защитную для наших лесов. Сам проект "Большой Москвы" будет выглядеть некорректно, если Москва сейчас хапнет все леса и переведет их земли под застройку. Думаю, что частично на территории лесов появятся правительственные объекты, но вряд ли там будет масштабная вырубка, и вряд ли они будут делать это исподтишка по-воровски, как это делает наша администрация. Не думаю, что будет что-то страшное.

Для нас сейчас главное, чтобы в Москву мы вошли, как земли лесхоза, а не как территории населенного пункта, как это указано в нашем Генплане. В каком-то плане вхождения в Москву мы ждем как спасения, как это не странно. Ведь вырубать нас хочет не Москва, а местный мэр.

- Как местные жители относятся к присоединению Троицка к Москве?

Сложно сказать, у нас были инициативы собирать подписи к президенту, к Собянину, что мы не хотим, в основном от пожилых людей. Но поддержки эти инициативы не получили, все стали прикидывать плюсы для себя. В Москве выше пенсии, ниже оплата ЖКХ, инфраструктура развивается.

Лично моя позиция, наши поля, которые вокруг Троицка, которых, как и леса 30% на территориях присоединяемых к Москве, будут застраиваться с умом. Пока мы были в области, их раздавали под строительство кому угодно, на них выросла масса коттеджных поселков, многоэтажек, но инфраструктуры никакой. Дома стоят окна в окна, жители всех этих новых кварталов пользуются нашей старой инфраструктурой, садиками, школами, поликлиниками, но ведь они не рассчитаны под такое количество людей. После присоединения к Москве, я надеюсь, что жилищное строительство на этих неиспользуемых полях будет вестись грамотно, включая и постройку социальных объектов, появятся новые дороги, больницы и так далее.

Одно такое поле у нас недавно застроили, по Генплану там должна была быть школа, а построили кучу таун-хаусов, и на нашу инфраструктуру нагрузка увеличилась. Все эти поля уже распроданы, мы надеемся, что Москва сможет заставить собственников строить нормально.

Дороги опять же построят, у нас тут с работой сложно, мы либо не работаем, либо по три часа в пробках едем на работу в Москву.

- Поддерживают ли жители Троицка ваши акции против застройки леса?

Да, граждане поддерживают, сами подходят подписывать обращение к Собянину, ни один не отказался, все нас благодарят. Дважды на выходных мы устраивали пикеты, а теперь уже так выходим, на этих выходных у нас был День города, мы просто гуляли и собирали подписи.

Собирать подписи это очень благоприятный для души человека труд, вот когда мы выходим, по одному, по двое, с плакатами, люди очень радостно реагируют, расспрашивают, интересуются, как нам помочь, берут контакты. К нам молодежь пошла. Это же естественно, я не представляю себе людей, которые бы у нас не хотели бы сохранить лес.

Нас не поддерживают только те, кто шкурно заинтересован в строительстве – администрация, и те, кому она выделяет земли под застройку. Один из крупнейших выгодополучателей у нас, это нынешний заместитель мэра, который является учредителем двух строительных компаний, являющихся инвесторами и получающих львиную долю лесфонда под застройку. То, что у нас сейчас происходит, народ называет финальным мародерством, администрация боится, что Москва не позволит разбрасываться землями так, как это делается сейчас. Вот они и куют железо, пока горячо.

- Сотрудничаете ли вы с другими экологическими организациями?

Да, мы с Гринписом сотрудничаем, с Экообороной, но сейчас все уже сами делаем, мы настолько поднаторели в борьбе, что даже по второму высшему юридическому получили. А экологические организации нам говорят, что обязательно помогут, когда начнется вырубка, появятся люди готовые бросаться под бульдозеры, СМИ набегут, но пока у нас все на уровне документов, и мы надеемся, что до вырубки не дойдет. Город у нас строптивый, и мы хотим, чтобы это знали все и даже Москва, которая сейчас берет нас к себе, с нами будет сложно, лес мы наш не отдадим.