В понедельник в России стартовала "основная волна" сдачи Единого государственного экзамена (ЕГЭ), которая продлиться до 21 июня. Пытаясь избежать прошлогодних скандалов с массовым списыванием, Рособрнадзор применил к экзаменующимся школьникам драконовские меры: в помещениях, где проводиться экзамен, используются системы обнаружения и подавления телефонных сетей, предоставленные ФСБ. Кроме того, на каждые пятнадцать экзаменующихся должно быть два куратора – в том числе, и аккредитованные общественные наблюдатели.

Напомним, что в прошлом году сдача ЕГЭ обернулась грандиозным скандалом – "лучшему учителю 2007 года", преподавателю математики из Санкт-Петербурга Дмитрию Гущину, удалось привлечь внимание общественности к тому, что и так все знали, но глядели как-то сквозь пальцы: что школьники, сдающие госэкзамен, отчаянно списывают и всячески мухлюют, вплоть до того, что экзамен за них сдают другие люди – нанятые их родителями студенты.

"Мы же должны смотреть в будущее! Я хочу жить в этой стране, в честной стране. Сначала мы разрешаем списать экзамен, по сути обесценивая его. Потом мы покупаем права. Потом диплом в переходе... Я понимаю, что я один мало что могу сделать. Но хоть кто-то должен об этом говорить!", - пояснял свою позицию Гущин.

Скандал получился настолько громким, что в него был вынужден вмещаться экс-президент России Дмитрий Медведев, который дал указания разобраться в происходящем – причем, как бывшему министру образования Андрею Фурсенко, так и правоохранительным органам.

Результаты не заставили себя ждать: сотрудниками 13-го отдела Управления экономической безопасности (УЭБ) ГУ МВД России по Москве были выявлены и задержаны студенты, сдававшие ЕГЭ вместо школьников. Пикантной деталью, подчеркивающей тотальную коррупционную схему, стало то, что вместо школьников на экзамен приходили студентки – таким образом, попытки учителей оправдаться тем, что они провели простую перекличку вместо проверки документов, не увенчались успехом.

Также сотрудники УЭБ выявили множество фактов, когда отпрысков чиновников и прочих "нужных людей" собирали в отдельном классе – и раздавали им готовые варианты решений. Ну и, конечно, нечего даже говорить о том, что в Дагестане, Кабардино-Балкарии, Ставропольском крае, Воронежской и Ростовской областях количество "100-бальных" отличников просто зашкалило – причем настолько, что даже Рособрнадзор, который всегда пытается замять этот неудобный факт, был вынужден заговорить о "коррупции", "внеплановых проверках", "снижении баллов" и тому подобном.

В этом году, по словам руководителя Рособрнадзора Любви Глебовой, все стало гораздо строже: например, попытка пронести в помещение, где проходят экзамены, мобильный телефон будет караться аннулированием результатов - пересдать ЕГЭ можно будет только на следующий год. А злоумышленники, которым все же удалось незаметно воспользоваться техникой и сфотографировать задания, а затем выложить их в интернете, и вовсе лишаться права сдать экзамен: "Введены новые степени защиты на контрольно-измерительных материалах, которые позволят идентифицировать размещенные в интернете материалы", - пояснила Глебова.

Кроме того, владельцы социальных сетей пообещали активно бороться с подозрительными группами, которые могут публиковать варианты решений экзаменационных заданий. Напомним, что именно через "ВКонтакте" было организовано, наверное, самое массовое списывание в истории России - когда в одной из групп социальной сети появилось более 300 частей вариантов КИМ. При этом решения были выложены в интернет всего лишь спустя пару часов после начала экзамена.

Впрочем, даже самые драконовские меры не спасают репутацию Единого государственного экзамена, которая с самого начала была довольно скандальной: 62% граждан, опрошенных фондом "Общественное мнение", убеждены, что ЕГЭ менее объективно оценивает знания школьников, чем прежняя система ВУЗовских экзаменов. Это на 7% больше, чем в 2009 году.

Так, например, одна из участниц проверочной комиссии 28-летняя Татьяна так охарактеризовала сегодняшнюю ситуацию с ЕГЭ: "Вопреки опасениям школьников, ситуация работает на них: экспертной комиссии исподволь внушается мысль об игре на понижение, компромиссе, необходимости оценивать самый безнадежный ответ как можно выше, выискивать в этом безжизненном гумусе питательные, гм, крохи. Так что будущие студенты могут ждать экзамена по русскому языку спокойно: при таком педагогическом демократизме им мало что грозит".