Страна опять переживает по поводу страшной катастрофы. Самолет ATR-72 авиакомпании UTair упал через пару минут после взлета из аэропорта "Рощино". На борту находилось 43 человека, включая четверых членов экипажа. Нескольким пассажирам удалось выжить (на сегодня 12-ти), но многие из них в критическом состоянии. Специалисты гадают, как это могло случиться, но поскольку подобные трагедии в последние годы стали происходить с завидной регулярностью, хочется осмыслить один немаловажный аспект.

Количество российских аэропортов, обслуживающих гражданскую авиацию, варьируется вокруг цифры 330 единиц. Для сравнения, в США, с которыми мы так любим тягаться по различным показателям, нашу цифру следует умножить на два и добавить ноль. То есть, у стратегического партнера (или противника?) гражданских аэропортов  более чем на порядок больше, а часто ли мы слышим о авиактастрофах, подобно тюменской?

Самолеты бъются везде, но Россия вошла в число стран, где аэрофобия становится социальной проблемой, особенно в последние год-два. Достаточно вспомнить прошлогоднюю гибель польского правительственного авиалайнера или хоккейной команды "Локомотив".

Состояние  сети аэропортов России на сегодняшний день таково, что общего числа только 215 аэродромов имеют светосигнальное оборудование на взлетно-посадочных полосах, то есть оставшиеся могут работать лишь в светлое время суток.

Безопасность перевозки пассажиров напрямую зависит от наземной производственной базы. Фактически уровень обеспеченности российских аэропортов не менялся за последние годы и составил  58% по пассажирским и грузовым комплексам, 53% по объектам технического обслуживания.

Более чем скромные показатели объясняются недостаточным финансированием поддержания и развития аэропортов, которое в реальности составляет не более трети от действительных потребностей.

Кроме того, наблюдается сокращение аэропортов в районах Сибири и Дальнего Востока. В областях, где практически нет транспорта, кроме авиации, сокращение идет за счет аэропортов местных авиалиний. Хотя, опять-таки для сравнения, только в штате Аляска действует 280 аэропортов, почти как во всей Российской Федерации.

Несмотря на то, что аэропорты являются федеральной собственностью, государственное обеспечение эксплуатационной годности практически отсутствует. А поддержание необходимого уровня обеспечения аэропорта осуществляется за счет вложений авиапредприятий. Мы понимаем, что собственные средства авиакомпаний зачастую весьма ограничены, поскольку частота полетов некоторых местных авиалиний очень низка – вплоть до одного раза в неделю.

Причина столь малого количества авиаперевозок кроется  в крайне завышенных тарифах, которые не соответствуют платежеспособности населения. Но тут замкнутый круг: дикие тарифы обусловлены высокой себестоимостью перелетов, ценами на топливо и необходимостью ремонтировать устаревающие аэропорты, построенные еще при советской власти.  Таким образом, авиакомпаний, осуществляющих регулярные перевозки по местным линиям, становится все меньше.

Так, по сравнению с 2000 годом средняя тарифная ставка на 1 км полета возросла в пять раз. В результате большинство аэропортов местного значения находятся в критическом состоянии, некоторые пребывают на стадии закрытия. Однако, сократив по сравнению с 1990-ми годами объем модернизации не менее чем в десять раз, местные аэродромы продолжают работать.

Все эти данные говорят только об одном: как бы мы не грешили на пилотов, погодные условия, возможную неисправность авиалайнеров и прочие непредсказуемые факторы, которые всегда были, есть и будут причиной катастроф, ясно одно. Российское государство устранилось из важнейшей отрасли и практически утрачивает контроль за ситуацией с авиаперевозками. Пролившийся на нашу державу за последние 10 лет нефтедождь, обогативший сотни тысяч присосавшихся к трубе паразитов, никак не повлиял на их ощущение собственной , и, к сожалению, нашей с вами безопасности.

А пока мы с ужасом наблюдаем за очередной авиатрагедией, властям стоит задуматься, с кем мы все-таки соревнуемся по развитию транспортной инфраструктуры, причем не в количественном (бог с ним, Америку уже не догнать), а хотя бы в качественном измерении. Иначе траур придется объявлять все чаще.