Наверное, каждый россиянин сталкивался в своей жизни с проблемами, когда из-за качества связи, стоимости услуг или каких-то других причин приходилось менять оператора и заодно обзванивать всех своих знакомых, посылать им СМС, чтобы предупредить о смене телефонного номера.

Лично я впервые испытал все эти неудобства в 2005 году, когда по работе почти на год переехал из родного Питера в Нижний Новгород. За это время мой питерский телефон отключили за неиспользование, а когда я вернулся, пришлось подключаться заново, при этом моим телефонным номером, который был мне дорог, был прост в запоминании и его знали все мои друзья, в  это время уже пользовался другой человек.

С тех пор прошло 7 лет, за это время я сменил пару десятков номеров, ни одного из них не запомнив, однако в памяти навеки запечатлелся тот первый номер +7(9*1)311**25. И вот сегодня я узнаю, что президент Медведев предложил проработать вопрос о возможности сохранения номера телефона за абонентом, в случае если он решит начать пользоваться услугами другого оператора сотовой связи. Конечно, я обрадовался, ведь это поручение главы государства может избавить массу людей от излишних действий и головной боли.

Президент предложил заняться вопросом Генпрокуратуре и Минкомсвязи, хотя в октябре 2011 года глава этого ведомства Игорь Щеголев выражал сомнения в востребованности услуги абонентами, и заявлял, что в министерстве считают экономически нецелесообразным внедрять в России услуги NP(number portability) – услуги переносимости абонентского номера. Согласно расчетам, проведенным тогда министерством совместно с операторами, инвестиции в создание такой системы будут достаточно велики, а чтобы их окупить потребуется повышение тарифов.

Однако, после того как президент одобрил идею, глава Федеральной антимонопольной службы России Игорь Артемьев заявил, что его ведомство более трех лет рассматривает возможность сохранения мобильного номера при смене оператора совместно с Минкомсвязи, и отметил, что затраты сотовых операторов при этом будут минимальными.

"Госзаказ превращается в ерунду из-за того, что все привязаны к своим номерам. Когда организации, большие компании проводят тендеры для того, чтобы взять новую компанию с лучшими условиями, это невозможно, потому что все хотят свои номера сохранить, и поэтому эти тендеры превращаются в фарс", - отметил Игорь Артемьев, объяснив тем самым, что реально решение вопроса направлено не на помощь простым гражданам, а для обеспечения удобств госкомпаний.

В любом случае это хорошее решение, другое дело, как оно будет выполнено, будут ли номера привязаны к регионам, или же гражданин сможет со своим номером перемещаться из одной точки страны в другую, перепривязывая номер к любому оператору в любом регионе. И тут становится очевиден главный вопрос во взаимоотношениях с сотовыми операторами, который российские власти стараются не затрагивать, или суют в долгий ящик – национальный роуминг.

Эта штука реально действует только в России! Где-нибудь в США вы можете спокойно подключиться к определенному оператору в Нью-Йорке, приехать в Майами и звонить по всей стране с теми же тарифами, что и дома в Брайтон-Бич. У нас же граждане вынуждены платить в разы больше денег за связь, просто пересекая границы Москвы и Московской области, не говоря уж о разнице в стоимости роуминга для жителя Калининградской области, решившего посетить Приморье.

Существование национального роуминга, в моем понимании приводит к уменьшению мобильности населения, и замене внутренней миграции на внешнюю. В принципе с этим согласен и министр Щеголев, в феврале прошлого года он говорил, что национальный роуминг, "это модель, которая пришла из прошлого, ей нет места в ближайшем будущем, и даже в настоящем".

Однако воз и ныне там. Перестанут ли когда-нибудь взимать деньги с абонентов за национальный роуминг – неизвестно, однако я рад, что вчера президент сделал первый шаг к этому.