Астрахань на сегодняшний день — столица политической активности всей России. Совсем небольшой город, в котором один человек решил заморить себя голодом, но добиться выполнения закона, внезапно оказался в центре внимания огромной страны. Нет, конечно не один - у Олега Шеина целая группа поддержки, эти люди заслуживают еще большего уважения. Они могли бы спокойно трескать куличи на Пасху, но вот поди ж ты, лежат на матрасах и пьют одну воду. Месяц уже.

Зачем, ради чего? Большая часть астраханцев этого не понимает. Да и вся гигантская наша страна отказывается воспринимать подобные меры политической борьбы, как что-то относящееся к их жизни. Попробуем понять мы.

Ну подумаешь, в течение года в вашем городе выгорел огромный квартал деревянных строений, с ним погибло несколько жителей. И как интересно: кто-то уже приватизировал эту землю, благо она в центре. У вас там был домик? У меня тоже нет. Ну и Бог с ними, с жителями...

Вот этому парню, Шеину, почему-то до этого есть дело, чудаку.

Или вот в этой несчастной Астрахани, как и в большинстве городов страны, по улицам спокойно могут ездить только танки, гусеницы же в выбоинах не вязнут. Зато посреди города, где основным видом промысла считается вяленная и сушеная вобла, с недавних пор стоит невероятных размеров оперный театр. Новенький, с иголочки. Ну и только что отстроенный гигантский Дворец правосудия, тоже для порядку. Видать для тех, выкупил ту самую выжженную землю под строительство, одной диктатуры закона мало, надо что было где культурно отдохнуть.

Вообще судя по размерам административных монстров этого не самого большого города (всего около 350 тысяч избирателей было зарегистрировано на выборах мэра, которые Шеин, согласно решению ЦИК "проиграл") — любителей прекрасного в его наличном выражении в Астрахани довольно много. Мне возразят — ну там же икра осетровая, могут себе позволить. И будут правы. Ведь этот некогда купеческий город давно превращен в главный перевалочный пункт транзита каспийской черной нелегальной икры.

Ну да, и наркотрафик через него идет нехилый, посмотрите на карту, станет понятно почему. Короче, много чего интересного происходит в городе, и помимо разбитых дорог там есть чем заняться.

И вот в таком непростом, но вместе с тем интересном со многих точек зрения регионе, откуда ни возьмись возник человек, готовый рискнуть здоровьем, чтобы стать мэром. А казус в том, что никто кроме губернатора области не признался, что голосовал за Шеинского соперника, избранного г-на Столярова.

Дальше история вся на виду, поскольку выходит из под контроля местной власти и прессы (вернее просто просачивается в центральную, когда люди стали на порог истощения) и сегодня мы наблюдаем определенные сдвиги. Да что там, уж и сам прошло-будущий президент игриво советует голодающим обратиться в суд. Правда свежеизбранный забывает, что Шеин давно обратился в ЦИК, и теперь прерогатива последнего разбираться, а никакого не суда. Ну, это если по закону.

Дошло до того, что даже лидер фракции "Справедливая Росиия", к которой принадлежит Шеин, в компании наиболее активных депутатов, а также московских оппозиционеров-неформалов на Страстной неделе высадились десантом в сей странный город, и заставили-таки г-на Чурова проконсультироваться с Кремлем. Потому что этот Шеин — он неугомонный, не ровен час и ласты склеит за идею. Вон с него штаны уже спадают. Отмывайся потом. И Кремль ответил - ладно, фиг с ним, смотрим видеозаписи нарушений. Потом подумаем, что дальше делать. 

А ужас в том, что единственным инструментом давления на оборзевшую вконец власть, которая на наших глазах превратилась в слепоглухонемого капитана дальнего плавания для своих граждан, является смерть.

Голодовка - последнее прибежище протестующих. Буквально перед самосожжением. Как ни страшно это звучит, но так во всем мире. Пока еще ни одно правительство не смогло противопоставить решительности идущих на медленную мучительную гибель протестующих ничего существенного. Кроме, разве что, красного террора.

Но методы ГУЛАГа, во всяком случае в реалиях нашей страны, вроде бы позади. Они в информационную эру не в почете: очень трудно контролировать ущерб репутации при массовых репрессиях.

Так что если государство не тоталитарное, голодовка, пожалуй, уникальное средство против веселых советов начальства пойти... в инстанцию, которая полностью контролируется им же. И очень трудно дискредитировать людей, готовых рискнуть самым ценным что есть у человека — жизнью, за идею.

Что же на самом деле говорит нам Олег Шеин? Помимо всего прочего, что не все решают криминальные связи. Что с вертикалью трудно, но можно бороться. Что решимость идти до конца сильнее любого административного ресурса. Что моральный авторитет завоевывается вовсе не навязчивым присутствием в ящике, а готовностью умереть за свои идеалы, какими бы странными они кому не казались.

Да и не держат люди по месяцу и больше голодовки ради ерунды. Даже те диссиденты (любых изводов), кто умирал во время этих акций, не добившись выполнения своих требований, вошли в историю. Будем надеяться, что элементарные требования соблюдать избирательное законодательство, выраженное в столь радикальной форме, не нанесут непоправимый ущерб здоровью астраханских несогласных. Но хватит ли мозгов у власть предержащих?