Народные избранники намерены увеличить штрафы за нарушения при организации митингов с нынешних двух до ста тысяч рублей, а также установить альтернативное наказание за это преступление ― обязательные общественные работы на срок до 200 часов. На днях депутаты от "Единой России" внесли соответствующие поправки в Кодекс об административных правонарушениях и представили их на рассмотрение в Госдуму.

Зампред комитета по жилищной политике и ЖКХ Александр Сидякин в интервью радиостанции "Коммерсантъ FM" заявил, что подобные меры будут применяться не только к рядовым митингующим, но и создадут административную угрозу "для должностных лиц, которые препятствуют проведению митингов незаконно, либо насильственно принуждают своих подчиненных приходить на эти митинги".

Последнее замечание делает честь креативному мышлению депутата Сидякина сотоварищи, поскольку предлагает правоприменителям провести мысленный эксперимент. Проведем его и мы.

В соответствие со статьей 31 Конституции "граждане Российской Федерации имеют право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование".

Однако практика последнего времени свидетельствует о перманентных, многочисленных и массовых случаях нарушения нашего конституционного права. Они происходят, когда гражданская активность не одобрена властью или связана с оппозиционной деятельностью. В подавляющем большинстве подобных случаев уведомительный характер проведения митингов превратился в разрешительный.

Уловка в том, что массовая акция будет признана незаконной, если орган исполнительной власти не примет уведомление о ее проведении. У этого правила есть свои ограничения, причем далеко небесспорные. Именно на произвольном толковании данных пунктов строится подавляющее большинство отказов.

Уведомление не принимается, если: акция противоречит Декларации прав человека, общепринятым нормам общественной морали и нравственности; в уведомлении отсутствуют обязательства организаторов обеспечивать соблюдение общественного порядка, а также, если они неоднократно не выполняли взятые обязательства по ранее проводившимся массовым акциям; акция совпадает по форме, месту, времени, но не по направленности и целям с другой массовой акцией, уведомление о которой в установленные сроки подано ранее либо одновременно; акция создает реальную угрозу нормальному функционированию предприятий и организаций; создается необходимость прекращения работы пассажирского и железнодорожного транспорта из-за невозможности изменения маршрута его движения.

Понятно, что изменение санкций никак не повлияет на способность отказать митингующим по причине, скажем, "противоречия нормам морали" или невозможности гарантировать "соблюдение общественного порядка", так что опасаться за карман чиновников, препятствующих проведению митинга не стоит.

Хотя в соответствии с нашим ментальным экспериментом, приятный сюрприз ждет организаторов всякого пода "поклонной" и "манежной" активности, где случаи массовой проплаты участников описан в сотнях статей журналистов, блогеров, передается изустно, и чему есть все неоспоримые доказательства. Десятки тысяч (псевдо)активистов различных прокремлевских, особливо молодежных движений получают деньги за свои массовые эскапады и совершенно этого не стесняются. Напротив, гордятся. Их запугивают, когда сгоняют в стадо и заставляют маршировать с флажками?

А если нет, зачем тогда нужна норма, осуждающая "насильное принуждение подчиненных прийти на митинг"? Понятно ― чтобы граждане, с которыми подобные нововведения призваны бороться, не обвинили законотворцев в бессмысленном и антиконституционном завинчивании заек. И впрямь ― платить штрафы и принудительно озеленять дворы по идее должны не протестующие, а возникшие в ходе нашего мысленного усилия начальники-тираны, запугивающие подчиненных, чтоб те сходили помахать едросовскими полотнищами.

Шутки шутками, но очевидно, что новые репрессивные меры преследуют одну-единственную цель: создать невыносимые условия для гражданских активистов и тупо запугать протестующих. Сейчас им грозит максимум 15 суток. Ничего, будете месяцами улицы мести в свободное от работы время...

Кому, кроме репутации действующей власти, нанесли ущерб митинги оппозиции? Почему вдруг стало необходимо взвинчивать на несколько порядков "штрафной режим" и выдвигать суровые меры пресечения именно сегодня?

Что, люди с белыми лентами нарушили движение общественного и железнодорожного транспорта? Штурмовали Кремль? Вообще, громили витрины, вступили в конфликт с полицией или еще как-то побеспокоили мирных граждан?

Понятно, что г-н Сидякин озвучивает стремление его компаньонов по "партии власти" доказать своему вождю и лидеру, что они не даром на машинах с мигалками по встречке рассекают. Понимают товарищи, что новоизбранному президенту ох как не по нраву вся эта "болотная плесень" и "бандерлоги", которые, судя по всему взяли тайм-аут, ждут очередного транша от Госдепа и готовят новые "провокации".

И хотя совершенно очевидно, что никакие общественные работы и дикие штрафы не остановят людей, готовых получить дубинкой по башке от ОМОНа, и отсидеть свои сутки, и даже голодать чуть ли не до смерти, надо прикрыть допотопные и контрпродуктивные методы борьбы с инакомыслием очередными идиотскими поправками.

Однако очевидно, что с "внесистемной" оппозицией бороться "системными" методами бессмысленно: нет ни предмета для применения этих поправок, ни самого правового поля.

В ходе мысленного эксперимента, как мне кажется, становится ясно, что мерами давления можно либо рассмешить народ, либо озлобить местные власти. Если закон суров, то это должен быть-таки Закон, а не очредная поствыборная фикция.

Я представляю, как "офисные хомячки", брошенные в автозаки, бредут наутро со стотысячными штрафными квитанциями в сберкассу и платят, платят...

В общем, не только принятие подобных поправок (пока этого не случилось, будем надеяться на сохранность и вменяемость коллективного разума думцев), но и сам факт их обсуждения красноречиво свидетельствует об очередном моральном поражении "Едра". О тотальной растерянности тех, кто всегда чаял лишь "сильной руки", кто малейшей конкуренции с противником не выдерживает. Их девиз полтора века назад еще Салтыков-Щедрин озвучил: "Тащить и не пущать". И что из этого вышло?