Президент Дмитрий Медведев, как и предписано всякой "хромой утке" - хотя, положа руку на сердце, эта утка охромела в первый же день своего президентского срока – публично подвел итоги деятельности на посту главы государства – в интервью сразу пяти телеканалам:  "Первому", ВГТРК, НТВ, РЕН-ТВ и "Дождю".

Отвечая на первый вопрос журналистов, Медведев заявил, что за годы его правления Россия серьезно продвинулась на пути к гражданскому обществу, причем так, что кому-то это даже показалось чересчур: "Да, кому-то это движение кажется робким, а кому-то, наоборот, запредельным, типа не надо так далеко идти, и так все хорошо было. Но, на мой взгляд, мы продвинулись, и продвинулись серьезно".

Кажется, Дмитрий Анатольевич совершенно неверно понимает тех, кто твердит - "не надо было так далеко идти". Он полагает, что это говорят какие-то злостные консерваторы, противники прогресса, но это не так. Допустим, беглый миллионер, бывший совладелец "Евросети" Евгений Чичваркин, в интервью "Коммерсанту", отметил, что сейчас в России начать бизнес гораздо сложнее, чем в то время, когда начинал он сам.И причина тому – "фактор Единой России", то есть, бизнес за эти годы приобрел ярко-выраженную политическую окраску. Иначе говоря - раньше было свободнее.

А кто-то скажет, что вполне можно обойтись без усиливающейся цензуры – как в

СМИ, так и в интернете, а также в искусстве – например, лидер "ДДТ" Юрий Шевчук, который недавно пожаловался, что его концерты запрещены в ряде городов. Пожалуй, действительно, не стоило "так далеко идти" – особенно в обратном направлении, назад к СССР.

Наконец, можем ли мы представить себе, какой масштаб приобрело бы "дело Pussy Riot" еще лет пять назад? Думаю, что никакого. Оно стало возможным только в последние годы усиленного сращивания Церкви и государства - так что сам термин "светское государство" кажется все более не применимым по отношению к нам. И это тоже находят "запредельным" очень многие.

Словом, мы действительно "серьезно продвинулись", вопрос только – куда? Очевидно, что все прекрасные речи о "гражданском обществе" так и остались прекрасными речами, повиснув тяжелом воздухе авторитаризма. Кто-то может и скажет, что это "очень робко", но большинство, я думаю, попросту пожалуются, что  стало тяжелее дышать - и, судя по словам президента "тандем - это недолго", облегчения не предвидется.

Следующий вопрос, заданный Медведеву, был о реформе МВД, – которая, то ли завершилась переаттестацией, то ли не завершилась – но, в, любом случае, полностью провалилась, и это очевидно каждому. "Министр МВД несет полную ответственность за состояние дел МВД, также как и я. Седьмого мая все министры подадут в отставку", — ответил Дмитрий Медведев, отметив, что "мы находимся в самом начале пути – и это непростая задача". Безусловно, отставка Нургалиева, предлагавшего лечить язвы МВД просмотром добрых советских мультиков, а также "курсом человеколюбия", это благая весть – с этой оставки и нужно было начинать реформу. Другое дело, что по "началу пути" можно судить о всем пути целиком, так как именно выбор направления определяет конечную точку путешествия.

И тут приходиться признать, что путь изначально выбран странный, и куда он заведет МВД – бог весть. Ну не может насквозь коррумпированное ведомство реформировать само себя так, чтобы это дало положительные результаты. И новый закон "О полиции", принятый без всякого серьезного общественного обсуждения, лучшее тому подтверждение – под видом реформы, МВД набрало себе еще больше контролирующих функций, еще больше полномочий – то есть, еще больше возможностей брать взятки. 

Покончив с МВД, Медведев высказался о коррупции, борьба с которой, как мы все помним, всегда была любимым коньком уходящего президента. Как-то укротить или оседлать этого конька, правда, совсем не вышло. Средний размер взяток в стране неуклонно растет, коррупция пускает метастазы во все области деятельности, громкие скандалы заканчиваются или ничем - или прямо прикрываются "сверху" - как, например, задушена была забавная война между Следственным комитетом и прокуратурой за нелегальные подмосковные казино. А ведь она могла бы принести реальные плоды, так как оба ведомства – в пылу битвы – вскрывали потрясающие коррупционные цепочки. Но стабильность оказалась превыше всего.

Говоря о коррупции, Дмитрий Анатольевич также посоветовал "не делать иконы" из "социальных активистов" (скорее всего, имея в виду известных ЖЖ-личностей), так как, за борьбой с взяточничеством может оказаться желание "сделать политический капитал". Довольно странное заявление. Кажется, нет ничего предосудительного в желании "сделать политический капитал" в государстве, декларирующем политическую конкуренцию, особенно в тех областях, где власть не то, что буксует – сидит на днище.

Ну и, наконец, говоря об образовании, президент коснулся другой своей любимой темы - ЕГЭ, охарактеризовав его как "современный и разумный тест".  Хорошей новостью для преподавателей высшей школы, возможно, станут слова Медведева о том, что тест необходимо дополнить другими испытаниями, "особенно там, где он не может предоставить "товар лицом".Возможно, это означает возвращение внутренних экзаменов в вузах, которые были заменены результатами школьного теста.

После лавинообразного падения образовательного уровня абитуриентов, начавшегося после введения ЕГЭ (напомню, что в 2008 году МГУ издал "Белую книгу ЕГЭ", в которой привел ошеломительнеы результаты диктанта, написанного "стобальными" отличниками теста - по 25 ошибок, в среднем) - падения, которое, поставило под угрозу будущее высшего образования в России вообще - это заявление Медведева, в самом деле, звучит как прекрасная инициатива, но при этом ситуация ужасно напоминает старый анекдот: "Пациент, вы курите? – Нет. – Жалко, если бы вы курили, я посоветовал бы вам бросить, и вам немедленно полегчало бы".